Skip to content
Итальянское изобретение 1

Итальянское изобретение

одетое у Loro Piana

Текст Николаса Фулкеса

Некоторые места в мире имеют особую связь с временами года.

Осень, например, принадлежит лесам Новой Англии.

Зима - светлым дням и долгим ночам, согретым у каминов альпийских курортов.

Весна, однако, это – Париж, легкий, как песня: это просторы его столиков и уличных кафе, это расцвет каштанов и свежей любви.

И если, как пишет Шекспир, «лето заканчивается слишком рано», то этого нельзя сказать об Италии, где лето никогда не заканчивается.

Для таких, как я, живущих в духовной ссылке на влажном, гордом своей независимостью острове у северных берегов Европы, лето в Италии - это религия, перед которой следует преклонить колени, это мечта, которая длится весь год. Кофе-эспрессо со льдом, пастельные полосатые зонтики, расположенные в геометрическом порядке на пляжах Амальфи, каменные стены медового цвета в южных городах, согретые солнцем тысячелетий, тонкие тени кипарисов, раскинувшиеся на пологих тосканских холмах, профиль тысячелетних колонн, подожженных закатом, руины храма, посвященного забытому богу, медленные вечерние прогулки по мощеным улицам... образы итальянского лета представляют собой сенсорную серию.

Лето - итальянское изобретение: для него только итальянцы и умеют одеваться. В их неформальности – совершенство, известное своей неординарной элегантностью, которая становится художественной формой. Эта простота настолько лишена искусственности, что, вероятно, рождена от естественного инстинкта. Роскошные ткани тут носят с той небрежностью и легкомысленностью, на которую нужно потратить целую жизнь.

Итальянское изобретение 2

Этот свет притягивает меня как мотылька к Loro Piana, ибо почти 25 лет назад я обнаружил их жилет из очень мягкого кашемира цвета лютика, сибаритскую роскошь, замаскированную под самую безукоризненную простоту.

Для меня Loro Piana означает опьяняющий тактильный гедонизм, как летом, так и зимой. Мягкость очень тонкой замшевой куртки, легкой, как кашемир; ощущение на коже от хлопка и шелка, надетых для защиты от прохладного рассвета; расслабленная элегантность Андре: рубашка, предназначенная для ношения без галстука, а не просто для того, чтобы выглядеть как городская рубашка без галстука; гениальность у Open Walk, ботинок для яхт без шнурков, которые стали необходимостью для всех тех, кто ищет комфорт и элегантность на разные случаи жизни. И если я думаю о женской одежде, то думаю о цветных полосах, вдохновленных цветами моря на льняных или шелковых платьях или же на кафтанах, которые стали отличительной чертой одежды, предназначенной для пляжа; о изяществе широких брюк-палаццо, которые сопровождают каждое движение с элегантностью ревущих двадцатых годов на Лидо; о стуке сандалий по камню, эхо знакомого звука с древнеримских времен. Все летние ткани обрабатываются с таким же вниманием, как и зимние: необычные тайные детали, double-face, неожиданный blend.

Трудно думать о лете в Италии, не вспоминая Серджо Лоро Пиана: вырезанные солнцем черты лица, костюмы золотисто-песочного цвета, харизматическая улыбка, которая выглядела еще более ослепительно по контрасту с постоянными темными очками, белого цвета льняные манжеты на темной коже руки...

Итальянское изобретение 3
Итальянское изобретение 4

Это человек, который не скрывал своей способности лучше, чем кто-либо, понимать тонкости летнего платья, удовольствие носить легчайшую одежду, которая ласкает кожу и окутывает тело эфирными объятиями, словно легкий бриз.

Дабы воплотить в жизнь одежду, которая сделала все это возможным, его брат, гений тканей Пьер-Луиджи Лоро Пиана, использовал знания, настолько уникальные и редкие, что они похожи на магию. Его мастерство в тканях можно понять, только надев их. Легкий, но и практичный, неощутимый как мелодия, принесенная летним бризом, Пьер-Луиджи неожиданно связует типичные нити лета, превращая их в совершенные силуэты, чтобы подчеркнуть свежесть и комфорт - отличительные черты летней элегантности Loro Piana. Это не столько стиль, сколько легкость бытия, это почти невозможно объяснить.

Палитра естественных цветов, чествуемая в их коллекциях, позволяет избежать какой-либо броскости и демонстрирует врожденный интеллект, свидетельствующий о несравненном внимании к требованиям, которые должен соблюдать сезонный гардероб джентльмена или уважаемой дамы. А на лето нужен гардероб, придающий элегантность любому занятию, будь то поедание мороженого или вращение штурвала яхты. Каждая деталь мастерски демонстрирует интуитивное и глубокое понимание сути летней элегантности, итальянского стиля в непринужденной обстановке всего, где есть свет и тепло.

Италия изобрела лето,

а Лоро Пиана его одевает.

НИКОЛАС ФУЛКЕС

Выпускник Оксфорда Ник Фулкес теперь - признанный авторитет, страстный поклонник редкого и утонченного. Его любовь к лучшим вещам жизни, его знание искусства и истории и его блестящий литературный стиль составили ему известность и карьеру одного из самых востребованных авторов и корреспондентов таких изданий, как Financial Times и Vanity Fair.

Фотографии Оберто Джили, Фернандо Бенкоэкеа и Джованни Гастель.